Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) — значение мужского мусульманского имени

Колонка историка к 200-летию исламского богослова

Сегодня исполняется 200 лет выдающемуся татарскому богослову Шигабутдину Марджани (1818—1889).

В этот день Духовное управление мусульман Республики Татарстан проводит памятную встречу у могилы просветителя на Новотатарском кладбище Казани. В преддверии юбилея исламского ученого замдиректора Института истории им. Ш.

Марджани, наш колумнист Радик Салихов, подготовил для «Реального времени» авторскую колонку об этом мусульманском деятеле.

Шигабутдин бин Багаутдин аль-Марджани (1818—1889) происходил из древней и уважаемой семьи мусульманских священнослужителей, родословная которой уходила далеко в глубь столетий.

Предки будущего имама жили в деревнях Комургузя и Марджан, что в Заказанье. Отсюда и тахаллус «аль-Марджани», то есть выходец из аула Марджан.

Однако родился он 16 января (по новому стилю) 1818 года в деревне Ябынчы Казанского уезда (ныне Атнинский район РТ) в семье указного муллы.

Его отец Багаутдин бин Субхан бин Абдулкарим бин Габдельттавваб бин Габдельгани бин Габделькутдус аль-Марджани бин Ядаш бин Ядкар бин Гумер хаджи, окончивший в свое время бухарское медресе «Турсуния», в 1814—1821 годы служил здесь приходским муллой.

В 1821 году он переехал в деревню Ташкичу того же уезда, где стал исполнять обязанности имам-хатиба в мечети и преподавать в медресе.

В стенах этого учебного заведения под началом своего отца Шигабутдин Марджани получил начальное богословское образование и некоторое время помогал в обучении младших шакирдов.

Уже в этот период он пытался выработать собственный метод преподавания и даже написал на его основе специальный учебник. Однако полностью раскрыть свои педагогические таланты в сельском медресе ему так и не удалось.

Юноша, показавший удивительные способности и горячее желание постичь духовные богатства ислама, отправился на учебу в прославленные среднеазиатские центры мусульманского просвещения — города Бухару и Самарканд. В течение 10 лет (1838—1849) Ш.

Марджани учился в медресе «Кукельташ», «Мирараб» в Бухаре и «Ширдар» в Самарканде.

Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Вид Старо-Татарской слободы. Конец XIX-нач. XX вв.

Триумфальное возвращение на родину

Проведя годы за кропотливым и вдумчивым изучением мусульманской богословской литературы, Марджани стал убежденным сторонником идей своего прославленного земляка, религиозного реформатора Габденасира Курсави и сам начал писать смелые, во многом новаторские комментарии по актуальным вопросам исламской философии и правоведения. Таким образом, вернувшись зимой 1849 года с попутным торговым караваном из Бухары в Казань, Шигабутдин Марджани был встречен на родине с почетом и уважением как человек необычайной учености и знаний.

Он с честью выдержал своеобразный экзамен у знаменитых религиозных авторитетов Казани и в 1850 году был приглашен самым богатым и влиятельным купцом Старо-Татарской слободы Ибрагимом Юнусовым на престижную должность имам-хатиба и мударриса Первой соборной мечети.

С этого момента жизнь священнослужителя превратилась не только в череду выдающихся свершений, но и в постоянную изнуряющую борьбу за личное достоинство, за право свободно мыслить, учить и проповедовать.

Он сумел учредить в приходе крупное и авторитетное медресе, куда съезжались за знаниями татарские юноши со всех концов России.

Среди учеников хазрата, его ближайших сподвижников и единомышленников был видный востоковед, преподаватель Санкт-Петербургского университета Хусаин Феизханов.

Шигабутдин Марджани, вплоть до самой своей кончины, считался единственным блестящим знатоком Корана в Казани. Поэтому с 1860 года он по поручению Духовного собрания наблюдал за точностью текста казанских изданий Священной книги.

В 1867 году Марджани был удостоен почетных званий ахуна и мухтасиба.

Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Представление инспектора татарских, башкирских и киргизских школ В.В. Радлова попечителю Казанского учебного округа П.Д. Шестакову об определении Ш. Богаутдинова (Ш. Марджани) учителем магометанского вероучения в Казанскую татарскую учительскую школу. 1 марта 1876 г.

Реформатор

В его доме на Захарьевской улице (ныне ул. Каюма Насыри,10) частыми гостями были известный тюрколог В.В. Радлов, член-корреспондент Академии наук И.Ф. Готвальд, профессор Н.В. Катанов и другие.

В 1876 году по пути в Западную Сибирь здесь побывал даже автор книги «Жизнь животных» немецкий ученый А. Брем. И это не случайно.

Духовный наставник старейшей в городе мечети был горячим поборником истины, сторонником и идеологом обновления во всех сферах жизни татарского народа.

В своих произведениях он призывал к очищению веры от вековых предрассудков и заблуждений, к возвращению к чистым и благородным традициям мусульманской общины времен Пророка. Он горячо отстаивал право каждого грамотного и мыслящего мусульманина самостоятельно искать в Коране и Сунне ответы на самые важные вопросы человеческого бытия.

Вместе с тем реформатор считал возможным и даже необходимым обучение мусульман русскому языку и светским наукам.

Эти смелые идеи были подхвачены молодым поколением татарской буржуазии и духовенства, которое в конце XIX — начале XX века провело широкие социальные преобразования под лозунгами обновления и модернизации. Ш.

Марджани не только стоял у истоков коренной реформы мусульманского образования, но и первым осуществил попытку создания татарской национальной исторической науки.

Его перу принадлежит фундаментальный двухтомный труд «Мустафадель-ахбар» (Правдивые известия о Казани и Булгаре), в котором на основе редких источников и материалов была представлена история татарского народа с древнейших времен до XIX столетия. В этом труде ученый призывал гордиться этнонимом татары, за которым была древняя и богатая история.

Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Метрическая запись по Старокаменной №1 мечети города Казани о смерти Ш. Богаутдинова (Ш. Марджани). 15 апреля 1889 г.

Перенося удары судьбы

Личная жизнь выдающегося имама была полна трагических коллизий. Добившись огромного общественного успеха и признания, он тем не менее до самой своей кончины вынужден был оплакивать горечь безвременных утрат.

Он пережил трех своих жен и проводил в последний путь семерых детей от второго брака с Бибинагимой Хусаиновной Апанаевой.

Тяжелейшим ударом для Шигабутдина хазрета стала смерть в 1885 году сына Махмуда, которого он считал своим преемником, талантливым и перспективным богословом, историком.

Марджани выдерживал удары судьбы с достоинством истинного мусульманина. Этому способствовали суровый, волевой характер, выдержанность и мудрость имама, чья личность в глазах современников быстро приобрела романтические черты.

Видный татарский общественный и религиозный деятель Р. Фахрутдинов так описывал своего учителя: «Марджани хазрат был высоким человеком с красивым лицом, украшенным длинной, не очень густой бородой и широким лбом.

Он был прекрасным и гордым, чрезвычайно проницательным и терпеливым, немногословным мыслителем».

Ш. Марджани умер в 1889 году и был похоронен на кладбище Новотатарской слободы. Магнетизм личности этого национального героя, которого Г. Тукай назвал «поборником свободомыслия, знания и прогресса», воздействие его выдающегося творческого наследия сегодня все так же сильны и удивительно современны. Они по-прежнему остаются немеркнущим маяком для всего татарского мира.

Радик Римович Салихов — историк, заместитель директора по научной работе Института истории им. Ш. Марджани.

  • Родился в 1965 году.
  • Доктор исторических наук, заведующий отделом новой и новейшей истории Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, лауреат Государственной премии в области науки и техники Республики Татарстан за 2008 год, академик АН РТ (2016).
  • Салихов внес значительный вклад в изучение памятников духовной и материальной культуры татарского народа, социальной структуры татарского общества второй половины XIX — начала XX века, влияния джадидистских преобразований на мусульманскую общину, проблем формирования национального торгово-промышленного класса, экономической истории региона, а также исторической и современной территориальной геральдики, региональной истории Татарстана.
  • Под его научным руководством и при консультировании было защищено восемь диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Он является автором восьми монографий, более 80 научных статей.
  • С 2002 по 2006 годы выполнял обязанности ответственного секретаря, а с 2006 года — заместителя председателя Геральдического совета при президенте РТ.

ОбществоИстория

Ода в честь шигабутдина марджани краткое содержание

Обновлено: 25.01.2023

Чтобы сохранить язык, культуру и традиции, нужно знать историческое прошлое, настоящее нашей родины. Мы живем в многонациональной Республике, где существует определенная история, культура, обычаи и традиции нашего народа.

Среди них я хочу выделить философа, историка, религиозного реформатора, просветителя, этнографа, археографа, востоковеда и педагога – Шигабутдина Марджани.

Сегодня двести лет со дня рождения Шигабутдина Марджани – известного отечественного татарского философа-богослова, навсегда вошедшего в плеяду прославленных мыслителей татарского народа и российских мусульман в целом.

Шигабутдин Марджани оказал благотворное влияние на развитие исторической науки и богословско-философской мысли у татар, и это прослеживается в трудах и идеях знаменитых татарских мыслителей, как Муса Бигиев, Зия Камали и Риза Фахретдинов.

Исследования по истории ислама и богословские труды были написаны на арабском языке и поэтому они известны лишь узкому кругу специалистов.

Сохранившиеся сочинения Шигабутдина Марджани могут предоставить картину о воззрениях автора и его вкладе в мусульманское богословие, историю ислама, а так же в исламскую философию.

Шигабутдину Марджани принадлежит более 30 сочинений на арабском, татарском и персидском языках, труды по ханафитскому праву, каламу и истории ислама.

Я горжусь тем, что наш край богат такими легендарными личностями, как Ш.Марджани, и считаю, что любое поколение должно знать жизненный путь и творческую деятельность таких людей.

От составителей14 декабря 2006 года исполняется 175 лет со дня рождения выдающегося башкирского поэта-просветителя 19 века.

Творчество поэта – просветителя Мифтахетдина Акмуллы составило целую главу в духовной истории башкирского народа и оказало значительное влияние на развитие общественной мысли и культуры ряда других тюркоязычных народов, прежде всего – татарского и казахского. Его стихи и крылатые слова пользовались популярностью среди киргизов, уйгуров, каракалпаков.

  • вечера-портреты
  • часы памяти
  • поэтические часы
  • вечера поэзии
  • вечера-размышления
  • обзоры литературы
  • книжные выставки и экспозиции.
  • Жизнь моя песней звенела в народе
  • Распахнутого сердца не жалея
  • Я голос ваш, жар вашего дыханья
  • Мифтахетдин Акмулла – выдающийся башкирский поэт- просветитель
  • Славный сын земли башкирской
  • Ум и дела твои бессмертны
  • Судьба поэта-просветителя
  • Творческий путь Акмуллы
  • Он завещал нам просвещенье
  • Свой стих я посвятил народу
  • О нет, на родине он не забыт, она все знает о его судьбе.
  • Жил ты с народом, творил для народа.
  • Акмулла – певец просвещения
  • Учителя доброе имя
  • Певец земли, поэт народа.
  • Им гордится земля башкирская
  • Акмулла – певец трех народов
  • Поэт-просветитель – Акмулла
  • Мифтахетдин Акмулла – просветитель и мыслитель ХIХ века
  • Акмулла – серебряный звон нашего века
  • Звезда поэзии Акмуллы
  • Слово о Мифтахетдине Акмулле
  • Башкиры мои, ученье нужно, ученье нужно

Решением Миякинского районного Совета в 1980 году учреждена премия имени Акмуллы в области литературы и искусства. Первым лауреатом премии стал поэт и ученый, доктор филологических наук профессор Р.З. Шакуров, который внес большой вклад в изучение жизни и творчества поэта.

  • Книжная выставка:
  • ЯҠТЫЛЫҠ ЫЙРСЫҺЫ
  • АКМУЛЛА – ПЕВЕЦ СВЕТА И ПРОГРЕССА
  • (К 175-летию со дня рождения Мифтахетдина Акмуллы)Источают слово мудрое поэты –
  • Не коситесь на поэтов вы со злобой.
  • Под запретом стих у бога…
  • Но при этом
  • поэтическое
  • (М. Акмулла)Разделы:
  • Мәғрифәтсе – шағир – сәсән
  • Поэт-просветитель-сэсэнАҡмулла – заман улы, халыҡ йырсыhы
  • Акмулла – сын своего времениМәңгегә халыҡ хәтерендә
  • Вечно в памяти народнойМ. Аҡмулла премияhына лайыҡ булғандар

Лауреаты премии им. М. Акмуллы

Вечер-портрет

Октябрьский прозрачный день начинал тускнеть. Легкий дымок, окутавший гряду гор, густел на глазах, смывал четкость очертаний. Акмулла спешил. За легкомысленным созерцанием окружающего пространства он забыл о скоротечности осеннего дня и теперь должен был наверстывать упущенное.

Читайте также:  Нарима́н (перс.) - значение мужского мусульманского имени

По его подсчетам, до ближайшего аула оставалось еще с пяток верст, и он шел быстро, шурша стеблями жухлой травы, шумно и учащенно дышал и не слышал, как обочь, за ближним гребнем, опережая его, гулко простучали копыта лошадей. Да если бы и услышал, вряд ли придал бы тому значение.

Когда он, исходя потом и одышкой, поднялся на последний перевал, откуда, по его предположениям, должен был открыться глазам желанный аул, там его уже поджидали двое спешившихся всадников. Один держал уздцы лошадей, другой стоял, глубоко сунув руки в карманы бешмета и угрюмо следя за приближающимся Акмуллой.

На юго-западе Башкирии раскинулась Бугульминско-Белебеевская возвышенность, рассеченная множеством небольших, но полноводных рек. Эти места, орошенные не только светлыми струями родников, но и соленым потом, и горькими слезами народа, издревле были заселены башкирами – минцами.

Демская долина, воспетая в песнях, стихах, древних кубаирах и достанах, – одна из жемчужин башкирской природы. Здесь воздух напоен густым настоем душистых трав и липового меда, а в знойные летние дни ветер, шевеля ковыль, как струны домры, заносит сюда полынные запахи оренбургских, казахских степей.

Где горы терраса за террасой спускаются, как табуны на водопой, к красавице Деме, а сама река, укрывшись кудрявыми ивами, все так же спешит к горизонту, к Агидели, лежит старинный башкирский аул Туксанбай бывшей Куль-ильминской волости Белебеевского уезда Оренбургской губернии (ныне Миякинский район Республики Башкортостан).

Этот регион, входивший тогда в Оренбургскую губернию, словно магнитом, притягивал к себе многих видных деятелей передовой русской культуры. Побывав в Уральске, Сеитовской слободе и Оренбурге, где спустя годы пройдут пути странствия Мифтахетдина Акмуллы, великий русский поэт А.С.

Пушкин с невыразимым сочувствием и любовью создал образы свободолюбивых башкир. Отсюда, с демской кручи, рукой подать до Надеждина, связанного с именем чародея русского литературного слова Сергея Тимофеевича Аксакова.

Рядом с Аксаковскими местами раскинулось село Слакбаш, тут же в пуще белых берез – кумысолечебный санаторий, где в начале века лечился А.П. Чехов. А в соседстве с Туксанбаем – деревня Аитово – родина прекрасного лирика Фатиха Карима, погибшего в бою с фашистами под Кенигсбергом.

А дальше – известный на весь мир аул Мустафа – родное гнездовье Мусы Джалиля. А ниже по Деме, ближе к Уфе, белеет на горе Кляшево – аул, давший литературе двух народных поэтов Башкортостана – Сайфи Кудаша и Мустая Карима. Вед.2:

В таком краю 14 (26) декабря 1831 года родился Мифтахетдин Камалетдинов, которому было суждено стать первым после легендарного Салавата Юлаева общепризнанным поэтом Башкирии. Давно его нет. Но время не в силах отдалить от нас сиянье его таланта – яркая звезда на то и яркая, чтобы светить всегда, светить везде и всем.

В юные годы на долю Мифтахетдина выпало немало горечи и страданий. Были ошибки, разочарования на пути поиска своего жизненного предназначения.

  1. О, не спешите, братья!
  2. Внемлите лучше мне:
  3. Я выстрадал боль слова
  4. На жизненном огне!
  5. Достойными сначала надо быть

Народа своего. Народу лишь служить.

Обучался Мифтахетдин в различных медресе. Начальное образование получил в родной деревне, а затем в медресе башкирского муллы Лукмана в одной из соседних деревень. Учился в селах Менеузтамак и Анясово.

Был шакирдом знаменитого по тем временам мусульманского учебного заведения Башкортостана – медресе в селе Стерлибашеве, где брал уроки у башкирского поэта религиозного толка Шамсетдина Заки (1825 – 1865), который одним из первых одобрил и поддержал поэтические наклонности своего шакирда.

Завершив учебу в Стерлибашеве, молодой Мифтахетдин вернулся в родную деревню Туксанбай. Остроумный, прямолинейный, бунтарского характера человек, стремящийся к свободе духа, он не мог найти общего языка с отцом. В 1859 году он ушел из дома отца и подался в южные волости Башкортостана: Стерлибашево, где было медресе Нигматуллиных, в Оренбург.

В Троицке, расположенном на границе башкирских и казахских степей, Мифтахетдин продолжал свою учебу в медресе, сам учительствовал и обучал грамоте детей и взрослых, выезжал в казахские аулы. Много странствовал по аулам, кочевьям башкир и казахов. Встречался с прославленными сэсэнами и акынами во время йыйынов и сабантуев.

Участвовал в поэтических состязаниях айтыш. Жадно впитывал в себя все, чему мог научиться в стенах медресе молодой будущий поэт. Годы, проведенные вне дома, явились своеобразной школой жизни, школой становления беспокойной, ищущей, неистовой натуры поэта-сэсэна.

  • В те времена, где там книги как теперь,
  • Ходил я, не доставая воды из глубины,
  • Если кто с книгой в руках встретится,
  • У меня, бедняги, глаза разбегаются, —

напишет он потом, в конце 80-х годов, вспоминая молодость.Вед.1:

  1. Отец мой, слишком неприглядно дело твое,
  2. Мы приехали, истосковавшись по вас, по зову души.
  3. За тринадцать лет, приехав лишь раз, душа сломана,
  4. Теперь уж нам лучше умереть, чем жить.
  5. Отец мой, нет у меня к вам больше слов,
  6. Достатком мира сего не насытятся глаза,
  7. Вернулся раз в тринадцать лет, не принят близко,
  8. Впредь не приехать нам, истосковавшись.
  9. Много странного в том качестве стать замороженным,
  10. Хоть вам и легко, нам это тяжело.
  11. Мы ведь также были наследником, отнюдь не сиротой,
  12. Ты отцом был у нас, а не чужаком.
  • Для учеников 1-11 классов и дошкольников
  • Бесплатные сертификаты учителям и участникам

Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Описание презентации по отдельным слайдам:

Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Творчество просветителя и мыслителя XIX века Мифтахетдина Камалетдиновича Камалетдинова 1831-1895

Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Акмулла… Так прозвал народ любимого поэта за справедливость, гуманизм, искренность, ученость,чистоту и правдивость

Муфтий Татарстана: Шигабутдин значит «Звезда ислама»

Муфтий Татарстана: Шигабутдин значит «Звезда ислама»

16 января 2018 года исполняется 200 лет со дня рождения великого татарского ученого, богослова, историка и мыслителя Шигабутдина Марджани. С арабского языка имя Шигабутдин можно перевести как «метеор религии» или «летящая звезда ислама».

Действительно, наследие имама словно яркая комета осветило жизнь татарского народа.

Неординарный, многогранный, уникальный, блистательный… Вы убедитесь в этих качествах хазрата, уважаемые читатели, как только узнаете десять неизвестных фактов из его биографии.

  • Поистине, ученые
  • являются наследниками пророков.
  • (Пророк Мухаммад ﷺ)
  • Факт первый. «Бойцовский»

Великий татарский просветитель и богослов Шигабутдин Марджани снискал славу непобедимого борца в национальной борьбе курэш и имел прозвище «Борец Шигаби». Обладая мастерством и природными данными, на майдане он положил на лопатки немало сильных и опытных борцов.

Страстный борец Марджани был крепкого телосложения, на бойцовском ковре всегда побеждал и никогда не боролся дважды с одним и тем же соперником. Примечательно и то, что он владел стилем «каракаплан», о котором сейчас известно только в документальных источниках.

Факт второй. «Календарный»

Марджани хазрат жил только по мусульманскому календарю. И даже свой возраст считал по Хиджре, а не по Милади. «Если мы перестанем использовать Хиджру, настанет время, когда люди забудут, что такое Сафар и Мухаррам», – объяснял он свою позицию.

Факт третий. «Именной»

Полное имя Марджани – Шигабутдин Харун бин Багутдин бин Субхан бин Абдулькарим бин Абдультавап бин Абдульгани бин Абдулькутдус бин Ядаш бин Ядкарь бин Гумар аль Марджани аль Казани. Причем Марджани – это псевдоним, взятый от названия села Марджан, которое было основано дедом ученого.

Факт четвертый. «Абсурдный»

Марджани хазрат имел суровый и волевой характер. Принципиальность и жесткость не раз была причиной возникновения жизненных коллизий. Так, в свое время он был лишен статуса имама и разрешения вести преподавательскую деятельность, несмотря даже на то, что считался достойным стать муфтием мусульман Российской империи.

Прибавьте к тому еще и тот факт, что Марджани основал медресе, в здании которого ныне располагается Казанский исламский колледж, и разработал собственную образовательную программу.

А в период с 1876 по 1884 год он стал первым представителем мусульманского духовенства, назначенным на должность преподавателя мусульманского вероубеждения в Казанской татарской учительской школе.

Факт пятый. «Книжный»

Свой первый труд Марджани начал писать в 17 лет, сразу после окончания отцовского медресе. Учебник по морфологии арабского языка (по сарфу) значительно облегчила для шакирдов освоение этой науки.

Всего же перу Марджани принадлежат более 30 трудов, преобладающая часть которых написана на арабском языке.

Особую роль в его богословском наследии играет книга «Назурат ал-хак фи фардият аль-иша ва ин лям ягиб-ш-шафак» («Обозрение истины относительно обязательности вечерней молитвы, когда не наступают сумерки»), вышедшая в 1870 году и вызвавшая большой резонанс в религиозно-общественной и научной жизни российских мусульман. В своем произведении, написанном на арабском языке, Марджани дает разъяснения относительно соблюдения религиозных обрядов в непривычных для мусульман северных широтах, в связи с особенностями климата, которые порождали множество вопросов и не отражены в средневековых трактатах.

Еще один важный труд имама – «Китаб аль-хикма аль-балига аль-джаниййа фи шарх аль-акаид аль-ханафиййа». В ней автор делает особый акцент на доказательстве истинности ханафитского мазхаба и матуридитского вероучения.

Факт шестой. «Переписанный»

Во время учебы в медресе Бухары и Самарканда молодой Марджани зарабатывал себе на жизнь переписыванием научных трудов и редких книг. Один из таких – 10-томная книга «Шаграни Фатхуль Кадыйр ибн Хумам».

Факт седьмой. «Мекканский»

Яркий след Марджани оставил и в Мекке, когда принял участие в заседании Таухидуль михраб. Здесь он убедительно и воодушевленно выступил с призывом объединить михраб – в Мекке у Каабы на тот момент совершали молитвы одновременно с четырех сторон четыре имама. Позицию татарского богослова и ученого поддержали, и с тех пор для главной мечети мира назначают только одного имама.

Факт восьмой. «Суфийский»

Марджани был муридом и приверженцем суфизма. Марджани был учеником трех суфийских шейхов и получил иджазу от шейха Абдулькадира Нияза Ахмада аль-Фарку аль-Хинди. Таким образом, и сам стал шейхом Накшбандийского тариката.

В своих книгах хазрат высоко оценивал суфизм в плане борьбы человека со своими страстями.

Марджани подчеркивал превосходство суфиев над факихами и мутакаллимами в сфере познания Всевышнего, ставил суфийские идеи выше идей ученых-богословов. 

Факт девятый. «Языковой»

Ярый защитник татарского языка, Марджани тем не менее приветствовал изучение русского языка, но не признавал употребление русской лексики в татарском языке. Бескомпромиссно требовал: «Я не русский, говорите со мной на татарском».

Хазрата, придававшего огромное значение сохранению мусульманских и татарских национальных традиций, искренне задевали вывески без татарского языка и использование в татарских фамилиях окончаний -ов, -ин. «Никогда я подписывался под фамилией Багаутдинов и не использовал григорианское летоисчисление», – говорил он.

Шигабутдин Марджани, безусловно, внес неоценимый вклад в развитие национального самосознания у татарского народа. Это ему принадлежат известные сегодня слова: «В исламе нет трех вещей – национального народного языка, национальной одежды и народных обычаев, однако все они способствуют сохранению мусульманской религии».

Факт десятый. «Связанный с мечетью»

В возрасте 32 лет хазрат был назначен имамом первой соборной мечети Казани – той самой, которая ныне называется «Марджани». Это имя она стала носить только после смерти богослова. Сын Шигабутдина хазрата Бурханутдин также был имам-хатыйбом этой мечети. Любопытно, что он после получения образования у отца, учился в Стамбуле, а не в Бухаре и Самарканде, как сам Марджани.  

Читайте также:  Тиму́р (Димур) (тюркск.) - значение мужского мусульманского имени

***

Шигабутди́н (Шигабуддин, Шигабетдин) (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Бесспорно, сегодня, перед современным поколением мусульман Республики Татарстан стоит задача восстановить традиции татарского богословия, а также вырастить поколение мусульманских ученых, которые смогут встать в один ряд с блистательными учеными, такими, как Шигабутдин Марджани. Он поистине является наследником Пророка Мухаммада (салляллаху алейхи вассалям), как об этом сказано в достоверном хадисе: «Поистине, ученые являются наследниками Пророков».

Какие выдающиеся способности унаследовал Марджани от своих дедов?

Этот год проходит под знаком выдающегося религиозного и общественного деятеля, ученого и философа, историка и этнографа Шигабутдина Марджани (1818-1889).

В 1915 году во время подготовки к 100-летию мыслителя в Казани была издана книга, посвященная великому ученому. В нее вошли сочинения Ш.Марджани, воспоминания о нем.

Среди авторов этого фундаментального труда был Шагар Шараф – крупный ученый и журналист. Именно ему выпала честь написать наиболее полную и достоверную биографию  богослова.

Islam-today продолжает публикацию глав из этого очерка.

Краткая родословная хазрата Марджани, внесшего огромный вклад в духовную и национальную сокровищницу татарского народа, выглядит так: Шигабутдин ибн Багаутдин ибн Субхан ибн Габдулкарим ибн Габдеттауаб ибн Габдулгани ибн Габделькуддус ибн Ядаш ибн Ядкар ибн Гумар. Дед его по имени Габделькуддус одним из первых обосновался на месте деревни Марджан и основал ее. Именно поэтому он стал именоваться как «Марджани». Эта деревня расположена в 50 километрах от Казани.

Мать Марджани звали Хубейба бинт Габдуннасир ибн Сафульмулюк ибн Музаффар ибн Муртаза ибн Гали ибн Юсуф ас-Симбери аль-Чукали.

В родословной, как со стороны отца, так и со стороны матери было множество выдающихся ученых и имамов, а потому некоторая часть их достоинств и замечательных черт достались Марджани в качестве ценного наследия.

И когда Марджани перечислял всех имамов из своей родословной, он называет более двадцати сел, в которых они служили. Описанию своей родословной он посвятил небольшую книжку, которую озаглавил «Шажаратель-аждад валь-джиддат, ансабель-аба-и валь-уммихат»

Марджани, упоминая своего деда Субхана, пишет о том, что он с юных лет был чрезвычайно прилежным в учебе, в совершенстве овладел арабским и персидским языками и переписал свыше шестидесяти книг. Следует заметить, что среди них были и такие популярные сочинения как «Таузих». «Джамигур-румуз» общим объемом по два многостраничных тома.

Этот человек по имени Субхан имел обширные познания в исторических науках и многое из его духовного наследия было заимствовано Марджани. Вот как пишет о нем ученый в своей книге «Вафиятель-асляф»: «Дед мой Субхан был человеком весьма общительным, начитанным и хорошо образованным. Кроме того он обладал хорошим чувством юмора и был великолепным рассказчиком.

Особой страстью его было рассказывать о событиях прошлого из исторической науки. Иногда эти рассказы моего деда прерывались репликой бабушкой Бибизагифи, которая с досадой укоряла его: «Все это было и прошло, какой прок вспоминать все это».

На что дед чистосердечно признавался: «Мой рассказ о том, какие события произошли в давние времена, если что-либо можешь рассказать, что произойдет в будущем, изволь рассказать, а мы с удовольствием послушаем».

Марджани любил слушать рассказы своего деда на историческую тему, он даже успевает кое-что записать. В его рукописях можно обнаружить некоторые записи, где он с сожалением помечает, что эти исторические факты он впервые услышал от деда, только детали этого не сохранил в памяти.

В одном из рукописных сборников Марджани имеется  дневниковая запись о рассказе Субхана о событиях прошлого, о повседневных делах,  расчетах и материальных затратах. Эти записи свидетельствуют о том. Что дед Субхан был весьма деятельным и активным человеком.

В молодые годы Субхан около четверти века служил имамом в селах Яки и Хусна (Кысна), вел преподавательскую деятельность, а когда отошел от должности имама, занялся предпринимательством и торговлей. Он скончался в 1249 по хиджре/1834 году по милади в возрасте 87 лет в деревне Хусна. Марджани в ту пору было 16 лет.

Дед Субхан души не чаял в своем внуке, а после того как померла его мать, он не отпускал его от себя, повзрослевшему мальчику он диктовал свои письма и тот прилежно исполнял поручения своего деда. По возвращении из Бухары первым делом Марджани обновил надгробный камень на могиле своего любимого деда.

Отец Марджани Багаутдин был одним из прославленных шакирдов, получивших образование в Бухаре. Он удостоился чести быть приближенным к эмиру Бухары Амиру Хайдару ибн Магсуму.

(Автор книги дает следующие сведения об этой исторической личности: «Амир Хайдар ибн Магсум скончался в 1242 году/1826 году по милади. Это был один из образованнейших эмиров Бухары.

Он знаменит тем что устраивал в свей резиденции многочисленные меджлисы с участием ученых, вел преподавание, одно время увлекся заучиванием наизусть Священного Корана, и именно поэтому в памяти бухарцев он сохранился как «Эмир Сагид»)

Багаутдин был участником этих знаменитых меджлисов, эмир отметил его и оказывал признаки внимания вплоть до того, как  хазрат возвратился к себе на родину и по прошествии нескольких лет эмир не забывал его и посылал подарки.

Багаутдин поначалу в деревне Ябынчи, а затем в деревне Ташкичу на протяжении сорока лет служил имамом и мударрисом. Преподавал по ряду предметов и подготовил целую плеяду образованных людей.

В одной из своих книг Марджани перечисляет имена 35 имамов, которые получили образование у отца. Багаутдин считался большим знатоком биографий ученых Бухары, а также татар, в частности. Марджани многое почерпнул из сведений, которыми обладал его отец.

Его знаменитые сочинения «Вафиятель-асляф» и «Мустафадель-ахбар» в своей основе вобрали в себя эти сведения. Багаутдин хазрат скончался в возрасте 72 лет 1273/1856 году.

Мать Марджани Бибихубейба была весьма умной, благородной и набожной женщиной. Она скончалась в возрасте 29 лет в 1238/1823 году. Хубейба отличалась красивым почерком и грамотностью. Марджани сохранил в своем архиве некоторые ду’а записанные рукой матери.

В возрасте 18 лет Марджани установил на могиле матери камень с собственноручной надписью. (Могилы Багаутдина и Хубейбы расположены рядом на кладбище села Ташкичу. Впоследствии Марджани установил четырехгранный надгробный камень, надписанный с каждой стороны).

Деда Марджани со стороны матери звали Габденнасиром ибн Сейфульмулюк. Родом мелла был из предместья Симбирска из деревни Чекурское. Он был направлен на должность имама и мударриса в село Ашит, что в Заказанье. Всю свою жизнь он посвятил служению науке и просвещению людей.

Многие имамы, получившие образования у него, упоминаются в книге «Мустафадель-ахбар» и книге «Асарь» Ризаэтдина ибн Фахрутдина. Вот как пишет о нем Марджани: «Он был чрезвычайно набожным и широко образованным человеком. Его познания особенно глубоки были в сфере исламского права. Его вероубеждение отличалось верностью, смиренностью.

Он стремился быть нравственно чистым и руководствовался в своих деяниях исключительно канонами шариата и Сунной Пророка Мухаммада (мире ему и благословление Всевышнего).

Несмотря на то, что он в свое время получил иджазу(свидетельство) у меллы Хабибуллы ишана ибн Хусаина (Хабибулла ибн Хусаин и его родной брат Фатхулла ибн Хусаин являлись известными учеными, служили имамами в селе Ур. Первый скончался в 1232/1817 году, а второй – в 1259/1843 году.

Сведения о них имеются в книгах «Мустафадель-ахбар» и «Асарь»), он до самой смерти никому ее не показывал. Проводя обряд дженаза ахун Фатхулла ибн Хусаин, заметил: «После него не осталось никого, кто так доходчиво и ясно мог объяснить вопросы исламского права». Габденнасир хазрат скончался в возрасте 75 лет в 1249/1833 году.

Марджани долгое время проводил в обществе своего деда Габденнасира именно с ним связаны его любовь к чтению Священного Корана и Сунне, мысли о его приверженности к ровным и терпимым отношениям к разным масхабам, а также  впечатления от общения с ним и долгие беседы.

Islam-Today

С книгой о Марджани в арабской графике можно ознакомиться на портале www.darul-kutub.com.

Шигабуддин аль-Марджани — Ummet.kz- Үмметпен бірге!

Шигабуддин бин Багаутдин аль-Марджани (1818—1889) происходил из древней и уважаемой семьи мусульманских священнослужителей, родословная которой уходила далеко в глубь столетий. Предки будущего имама жили в деревнях Комургузя и Марджан, что в Заказанье. Отсюда и тахаллус «аль-Марджани», то есть выходец из аула Марджан.

Однако родился он 16 января (по новому стилю) 1818 года в деревне Ябынчы Казанского уезда (ныне Атнинский район РТ) в семье указного муллы.

Его отец Багаутдин бин Субхан, окончивший в свое время бухарское медресе «Турсуния», в 1814—1821 годы служил здесь приходским муллой.

В 1821 году он переехал в деревню Ташкичу того же уезда, где стал исполнять обязанности имам-хатиба в мечети и преподавать в медресе.

В стенах этого учебного заведения под началом своего отца Шигабуддин Марджани получил начальное богословское образование и некоторое время помогал в обучении младших шакирдов.

Уже в этот период он пытался выработать собственный метод преподавания и даже написал на его основе специальный учебник. Однако полностью раскрыть свои педагогические таланты в сельском медресе ему так и не удалось.

Юноша, показавший удивительные способности и горячее желание постичь духовные богатства ислама, отправился на учебу в прославленные среднеазиатские центры мусульманского просвещения — города Бухару и Самарканд. В течение 10 лет (1838—1849) Ш.

Марджани учился в медресе «Кукельташ», «Мирараб» в Бухаре и «Ширдар» в Самарканде.

После с новым багажом знаний Марджани возвращается на родину и в марте 1850 года назначается имамом-мударрисом 1-й Казанской мечети.

В 1867 году Духовное собрание мусульман Поволжья и Приуралья назначило Марджани на должность ахунда и мухтасиба Казани (одна из самых почетных религиозных должностей региона), что явилось несомненным признанием его деятельности со стороны руководства мусульман.

С официальными светскими властями у Марджани также устанавливаются позитивные контакты.

Он выполняет отдельные поручения казанской губернской власти: следит за изданием текста Корана в казанской типографии, организует сбор денег для кавказских народов, пострадавших от землетрясения, составляет отчеты о рождении, бракосочетании, смерти мусульман для государственных учреждений, участвует в судебных заседаниях при произнесении клятв мусульманами. Со временем имя Марджани становится известным далеко за пределами Казани: в 1870 году выходит в свет его книга «Назратуль-хакк», с новыми для своего времени и среды религиозно-реформаторскими идеями, принесшая автору широкую известность не только на родине, но и на всём мусульманском Востоке.

В предисловии специального сборника, вышедшего в 1915 году, ученики Ш.

Марджани писали о нем: «Несмотря на то, что идеи Шигабутдина Марджани по обновлению методики образования встречали сильное сопротивление, все они нашли поддержку в среде простого народа, его мысли и идеи дали новое направление развитию общества.

Так, распространенное представление о совершенстве бухарских медресе было подвергнуто сомнению, была выявлена необходимость обновления школ и медресе.

Читайте также:  Идри́с (араб.) - значение мужского мусульманского имени

Мыслители и представители интеллигенции быстро поняли задачи этого движения, в результате чего лед треснул, и преподавание в школах перешло на новую методику. Марджани-хазрат оказал большое влияние на таких основоположников джадидизма, как Исмаил Гаспыралы, Галимджан Баруди, Хайруллах-хазрат Османи, Хади-эфенди Атласи, Ахмад-бай и Гани-бай, и потому считается первым учителем, призвавшим народ к обновлению, к движению джадидизма».

Шихабуддин аль-Марджани был одним из отцов-основателей джадидского реформистского движения среди мусульман Российской империи в конце XIX века.

Просветительские идеи Марджани охватывают самые различные стороны обновления общественной жизни татарского народа, включая в себя мысли о необходимости получения татарским населением светского образования, усвоения прогрессивного наследия прошлого (античной, арабской мысли) и настоящего (русской и западноевропейской культур). Ученого заботили и вопросы воспитания национального самосознания татарского народа, беспокоили его благосостояние, социально-экономическое и политическое положение. Считая просвещение самым мощным орудием прогресса, ученый пытался вызволить свой народ из «спячки». Ученый стремился ответить на многие вопросы, которые поднимало развивающееся по буржуазному пути татарское общество: «обновить веру», поднять социально-политический и культурный уровень татарского народа, приобщить его к современной цивилизации.  

Он написал более 30 произведений, большая часть которых была издана в основном на арабском языке. Изучив различные рукописные книги в библиотеках Бухары и Самарканда, Марджани глубоко изучает также историю.

Позже это сильно помогло ему в написании биографий 6057 выдающихся личностей мусульманского мира в его фундаментальном труде «Вафият аль-аслаф уа тахият аль-ахлаф», опубликованном в Казани в 1883 году. Глубокие мысли об истории высказаны им также в знаменитом труде «Мустафад аль-ахбар фи ахуал-и Казан уа Булгар», изданном в Казани в 1897 году.

В этой книге Марджани подробно писал обо всех казахских ханах начиная с Жанибек-хана, о биях, о степи Дешт-и Кипчака, а также о трех казахских жузах.

Не все произведения, написанные ученым, еще обнаружены. Идейно-философские взгляды Марджани, его деятельность в качестве педагога, религиозного деятеля, историка, просветителя, философа останутся заметным явлением в истории.

  • Шигабутдин Марджани похоронен на Татарском кладбище Ново-татарской слободы (Казань).
  • Именем Шигабутдина Марджани назван издательский дом, специализирующийся на выпуске литературы по исламоведению.
  • Материал из открытых источников.
  • Ummet.kz

Роль Шигабутдина Марджани в развитии татарской богословской мысли XIX века

Актуальность темы исследования.

В связи с последними изменениями и событиями в мире особое значение приобретает исторический анализ феномена мусульманского религиозного сознания как базисного элемента исламского социального бытия, его эволюции и трансформации. Интерес исторической науки к данной теме вполне обоснован и соответствует современным тенденциям развития мировой общественной мысли.

В условиях современной России как многонационального и поликонфессионального государства совершенно особое значение приобретает богословский опыт различных народов и конфессий, входящих в ее состав, который может быть использован при решении актуальных проблем современности.

В России ислам имеет богатые традиции религиозно-реформаторской мысли. В частности, история татарского народа свидетельствует о периоде культурно-цивилизационного возрождения на рубеже XIX — XX вв.

, который пришелся на время смены традиционного мировоззрения новым миропониманием, основанном на рациональном переосмыслении всех сторон человеческой жизни, включая такую категорию сознания, как вера, и осознании истинной сути исламского учения, открывающего пути к гармоничному развитию человека и общества, толерантному сосуществованию в поликонфессиональном обществе, динамическому вхождению в процесс глобализации мирового сообщества.

Татарская общественная мысль данного периода основывалась на базовых ценностях средневековой арабо-мусульманской философии, занимавшей в свое время лидирующие позиции в мировой цивилизации, и традициях татарских мыслителей XVIII — XIX вв.

Идеи арабо-мусульманской богословской мысли не были восприняты буквально, а обрели специфическое рассмотрение и развитие в татарском обществе.

Татарские богословы и просветители постарались найти в исламском учении то, что дает широкие возможности для обновления и усовершенствования мировоззренческой парадигмы в соответствии с требованиями существующей социокультурной реальности, не отказываясь при этом от базовых духовных ценностей.

Попытки татарских мыслителей того периода связать религию с новым общественным строем объясняются спецификой татарской жизни, где ислам выступал как идеология и как фактор, регулирующий общественную жизнь верующих. Религиозная регламентация пронизывала семейно-бытовые отношения, нормы нравственности, оказывала значительное влияние на культуру.

В силу этого татарские мыслители, выросшие в идейной атмосфере татарского общества той эпохи, не могли представлять себе новый общественный строй без религии. В связи с религиозным возрождением среди татар, как и у других народов в России, повышается роль религиозного фактора в современном обществе.

Поэтому актуальность изучения творческого наследия татарских мыслителей XIX в. становится очевидной.

Выдающийся татарский богослов и историк Шигабутдин Марджани (1818-1889) занимает особое место в истории татарской общественной мысли, является наиболее яркой фигурой реформаторского движения XIX столетия.

Он оказал благотворное влияние на развитие исторической науки и богословско-философской мысли у татар, что наглядно прослеживается в трудах и идеях таких татарских мыслителей, как Муса Бигиев (1875-1949), Зия Камали (1873-1942) и Риза Фахретдинов (1859-1936).

Исследования по истории ислама и богословские труды татарского ученого сегодня известны лишь узкому кругу специалистов, так как, в основном, они написаны на арабском языке. К сожалению, до сих пор не все сочинения Марджани вошли в научный оборот, а некоторые, возможно, утеряны.

Однако сохранившиеся труды могут предоставить полную картину о воззрениях автора и его вкладе в мусульманское богословие, историю ислама, а так же в исламскую философию. Шигабутдин Марджани — первый из татар, кто дал классификацию основных распространенных в его эпоху наук и искусств.

Современники считали его «самым крупным ученым булгарской земли», «Платоном своей эпохи», «татарским Герадотом». Татарский поэт Г. Тукай охарактеризовал его как «поборника свободомыслия, знания и прогресса, сделавшего первый шаг к просвещению»1. Академик В.В. Бартольд назвал о

Ш. Марджани «родоначальником прогрессивного движения среди татар» . Истоки движения за прогресс у татар следует искать в духовной зрелости народа, выдвинувшего из своей среды людей, которых не устраивали старые традиции, сковывавшие их духовно-культурное развитие. Ш. Марджани был из тех, кто подготовил основу для освоения татарами западной культуры.

Мусульманская догматика (калам) и тот потенциал, который содержится в ней, пока мало изучены. Современные мусульмане имеют очень скудное представление о своем традиционном исламском вероучении.

Многие тонкости и вопросы вероучения остаются для них непонятными и недосягаемыми, из-за чего истинные смыслы учения ислама не доходят до многих из них.

Между тем, мировое сообщество сталкивается с многочисленными антисоциальными действиями, порожденными в какой-то мере религиозным сознанием и исходящими порой со стороны представителей ислама, которые оказались в сетях фанатизма и конфессиональной замкнутости.

Интолерантность по отношению к последователям других религий переносится и на инакомыслящих из числа единоверцев, принимая более жестокие формы. Поэтому 0006500 актуальность приобретает обращение к творчеству татарского ученого Ш. Марджани, который рассматривал подобные проблемы и пытался противостоять религиозному экстремизму в своих богословских трудах, основываясь на учении Корана и сунны.

Хронологические рамки исследования охватывают период XIX века и связаны с жизнью и деятельностью Шигабутдина Марджани (1818-1889).

1 Тукай Г. ШиЬап хэзрэт / Г. Тукай // Соч. — Казань, 1985. — Т. 2. — С. 259.

2 Бартольд В.В. Ислам / В.В. Бартольд. — Соч. — М., 1966. — Т. 6. — С. 133.

3 Юсупов М.Х. Шигабутдин Марджани / М.Х. Юсупов. — Казань: Татарское книжное издательство, 2005. -С. 11.

Степень изученности темы. О наследии Марджани и его роли как ученого подробно говорится уже в татарской дореволюционной литературе, многочисленные современники и ученики анализировали его идеи на страницах газет и журналов. Первым опубликовал статью о Ш.

Марджани — его ученик Хабибнаджар ал-Утяки, преподаватель-реформатор и одновременно приверженец известного в Поволжье и Приуралье суфийского шейха Зайнуллы Расулева4. Имам X.

ал-Утяки указал на важнейшие заслуги татарского богослова и историка перед нацией, заключающиеся, по его мнению, в следующем: разграничение сфер действия философии и религии, знания и веры, что обеспечило права гражданства светским наукам и открыло путь к распространению среди татар научных знаний; аргументированная и развернутая критика и опровержение теории таклида (следования религиозным авторитетам), что способствовало процессу свободомыслия5.

В 1915 году был выпущен сборник в связи со столетием со дня рождения Ш.Марджани6. Этот сборник содержит богатый фактический материал и его авторы рассматривают все аспекты богатого наследия ученого.

Составители сборника пользовались библиотекой Ш. Марджани и имели возможность изучить его неопубликованные труды, письма и т.п., что сделало сборник особо ценным для последующих поколений исследователей.

В этом сборнике особо следует выделить обширные статьи Шахара Шарафа, Кашшафа Тарджемани, Тахира Ильяса, Газиза Губайдуллина, Габдрахмана Гумари, которые также являлись учениками и последователями выдающегося татарского ученого. Публикация Шахара Шарафа является самой подробной биографией Ш. Марджани, раскрывает многие моменты, связанные с формированием исторических и религиозно-философских

4 Утяки X. Мэрждни турында жавабым / X. Утяки // Шура. — 1911. — № 27.

5 См. там же. — С.714-716.

6 Мэржани. ШиИабетдин Моржани хэзрэтлэренец вилядэтенэ йез ел тулу (1233-1333) менасэбэте шю нэшер ителде (Сб. «Марджани». Издан в связи со столетием (1233-1333 по хиджре) со дня рождения Ш. Марджани). — Казан: Мэгариф, 1915. Далее: Сб. «Марджани». п взглядов татарского мыслителя .

Статья Кашшафа Тарджемани посвящена религиозным воззрениям татарского ученого и наиболее ценна для данного исследования. Этот автор поднимает важную проблему о необходимости разграничения в произведениях Марджани сфер догматики ислама и калама.

Тарджемани считает Марджани одним из первых мыслителей, освободивших догматику ислама от позднейших философских суждений мусульманских теологов и рассматривает Марджани как критика калама8. Тахир Ильяс в своей статье дополняет картину о богословских взглядах ученого с концентрацией на вопросах в сфере исламского права и его методологии.

В частности, он рассматривает проблему мусульманских традиций и реформаторства, и показывает попытки Марджани, с одной стороны, возродить элементы пророческого ислама, а с другой стороны, при этом учитывать реалии российского общества9.

Газиз Губайдуллин, являясь историком, в своей статье показывает Марджани как историка и оценивает его заслуги в татарской историографии, в частности рассматривает его идеи в отношении философии истории и называет его основоположником «татарской философской науки»10.

В статье Габдрахмана Гумари повествуются воспоминания автора о своем наставнике, среди которых упоминаются его взгляды в отношении теории и практики исламского мистицизма11. Г. Гумари попытался доказать, что татарский ученый был против современных ему проявлений суфизма, что подробно проанализировано во второй главе данного исследования.

Другой из авторов сборника, Хасан Гата Габаши, в своей статье о Марджани не только делится воспоминаниями о нем, но и проводит краткий анализ источников по исламскому богословию, имевших хождение среди

7 Сб. «Марджани». — С. 2-193; ШиЬабетдин Мэржани. — Элмэт: Рухият, 1998. — 25-163 б.

8 ат-Тарджумани, Кашшаф (Кэшшаф Тэржемани). Мэржанинен мэсээиле игьтикадия дэ тоткан юлы / Кашшаф ат-Тарджумани // «Мэржани» жыентыгы. — Казан: Иман, 2001 (транслитерация издания 1915). — Т. 1.-28-72 б.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *