Аль-Бухари
Тайны урочища Каролин
2017-05-03-14-41-31
Нестер А.
Просмотров: 133
Тяжело порою представить, куда может занести неуёмная тяга к изучению чего-то нового и интересного. Мне много приходилось бывать в разных местах, где писалась история нашей страны или они были ее незаметной составляющей, без которой эта увлекательная наука оказалась бы совсем не такой, как мы привыкли ее видеть. Любой белорусский поселок или город оставляет свойственные только именно ему неповторимые чувства и эмоции. Каждому из них присущи своя атмосфера, темп жизни, иначе можно посмотреть на окружающие тебя вещи. Путник всегда найдет здесь то, что ему по вкусу.

Меня в большинстве своем привлекают старые дворцово-парковые ансамбли, где не исчез дух времени и куда лишь изредка наведываются случайные посетители. От людских глаз их скрывает густая листва деревьев старых парков, некогда ухоженных заботливой рукой своего хозяина, а теперь брошенных и забытых. Старый усадебный дом, такой же забытый миром, как и парк, с какой-то свойственной ему тоской встречает очередного своего случайного гостя. Его стены местами поросли мхом, где-то обвалилась штукатурка, прогнили окна, двери, скрипят полы, но он кажется живым, очень старым-старым, доживающим свой век, многое повидавшим и готовым рассказать все самое сокровенное. Колонны и своды выдают былое величие, возвращая во времена его молодости, когда здесь кипела жизнь. Можно только представить, какие здесь давали приемы и кажется, что глубины столетий доносится музыка тех балов. Дамы в шикарных платьях, мужчины в костюмах, корнеты, гусары, князья и княгини, графы и графини. Здесь пели песни, танцевали вальсы, играли в игры, на парковых аллеях совершали первые робкие признания в любви, одаривая свою избранницу комплиментами. Жизнь била ключом. Теперь для него все в прошлом. Лишь только ветер гуляет по некогда шумным и многолюдным залам старого дома.

Существуют и такие загадочные для меня места, где одолевает чувство, будто время остановилось навсегда, зависло на каком-то трудноуловимом своем промежутке. Я не знал, что такое бывает до тех пор, пока не посетил урочище Каролин, которое находится недалеко от поселка Долгиново, у деревни Камено. О нем я узнал совсем недавно, сидя долгими зимними вечерами за топографическими картами и книгами по истории или краеведению. Каролин обратил на себя мое внимание своей необычной составляющей – древними курганами и татарским мизаром, тем самым вызвав огромное желание посетить это место, более детально изучить его историю. Не подозревая, с чем необычным придется там столкнуться, связавшись и поговорив со своим товарищем Сергеем, я начал готовиться к поездке. Каролин оставил о себе самые лучшие впечатления, это было своего рода путешествие в прошлое, очень дальне и совсем близкое одновременно. Совсем не обязательно для этого создавать машину времени, достаточно просто посмотреть вокруг. Именно об этом далее и пойдет речь.

Середина марта. Погода в тот день выдалась не очень хорошая, свойственная этому времени года: с самого утра шел мокрый снег, иногда прекращаясь, а потом, вновь падая на мокрый асфальт. Зима не хотела уступать свое место весне, каждый год заставляя наблюдать нас борьбу между сезонами. Было достаточно прохладно. Изредка сквозь нависшие над железнодорожной станцией густые тучи, пробивались лучи солнца, давая надежду на то, что погода станет хоть немного лучше. Я ожидал прибытия электрички, на которой должен был приехать Сергей. Мы вместе договорились посетить урочище Каролин. Снежинки падали на стекло моего автомобиля, стекая по нему маленькими ручейками, изредка дул порывистый ветер. Недалеко от станции, находившейся на окраине города, в заболоченном пруду, дикие утки укрылись в камышах от ветра. Они уже давно не улетают на юг, подальше от зимы, которая за последние годы стала достаточно теплой. Местные жители их здесь немного подкармливают. Глядя на все происходящее на улице я начал было сомневаться, ехать или нет, может нужно дождаться лучшей погоды. Однако непомерное желание посетить урочище развеивало в прах всю неуверенность.

Тем временем из-за поворота железнодорожных путей показалась электричка. Я поспешил на платформу, чтобы как можно скорее встретить Сергея и через несколько минут мы уже сидели в теплой машине. Еще раз, моментально перебрав в памяти, не все ли мы забыли, тронулись в путь. Проехать до места назначения нам предстояло около семидесяти километров.

Городские улицы сменились загородными пейзажами, дороги, как будто затерялись в бескрайнем море густых лесов, иногда выводили нас к открывшимся от снега полям, бурлящим весенним рекам, небольшим ручьям, крупным и совсем маленьким деревням. В пути мы обсуждали разные вопросы, но приоритет оставался за Каролинским мизаром. Как выяснилось, мы о нем ничего не знаем совершенно, если не считать редких его упоминаний в разговорах отцов или дедушек. От этого становилось еще интереснее и увлекательнее, мне казалось, что прикасаюсь к чему-то неизвестному, которое предстоит выяснить. За разговором время в пути прошло незаметно и вот мы уже заезжаем на едва заметную асфальтированную стоянку перед самим урочищем.

Справа от нас тихо несла свои воды древняя река Вилия. В этом месте она причудливо извивается разными затоками, здесь нашли для себя уютный дом дикие птицы, левее – молодой сосновый лес, это и есть тот самый Каролин. Лишь изредка проезжающие автомобили нарушают вековой покой урочища. Пройдя несколько метров по грунтовой дороге, мы зашли на мизар.

Перед глазами предстала довольно странная картина: древние курганы, на вершинах которых или между ними находились татарские захоронения, территория была огорожена рвом по периметру. Состояние мизара в целом оставляет желать лучшего. Наше внимание привлекли памятники, лежащие на земле, причем явно было заметно, что упали они не от времени. Их сбросили специально и, по всей видимости, это были вандалы. Осмотревшись вокруг, мы заметили табличку, на которой указывалось, что это место является историко-культурной ценностью, а курганы дотируют IX – XI веками. Подумать только, это ведь время прихода Рюрика в Новгород, Крещение и само существование Киевской Руси. Одни курганы были достаточно высокими, другие совсем маленькими, из чего я сделал вывод, что чем моложе курган, тем он выше. Эпоха язычества и раннего христианства на землях восточных славян полна различных тайн и загадок для современных историков. Довольно часто можно в лесах, на полях, у берегов рек, озер встретить камни с углублениями, и лишь опытный взгляд исследователя может определить, что они являются частью ритуала язычников.

Пройдясь и сделав несколько фото древних захоронений, мы принялись изучать надписи татарских надгробий, они необходимы для составления генеалогии. Поросшие мхом, покосившиеся от времени, тяжелые камни-памятники выдавали нам имена людей, давно покинувших этот мир, из глубины лет возникали их образы. Для нас они уже являются прабабушками и прадедушками. Основная часть, довольно значительная, это захоронения первой половины XX века. На некоторых памятниках указано местечко, где жил умерший: Докшицы, Глубокое, Зембин, Плещеницы, Будслав, Долгиново, Кривичи и другие города и деревни. Встречаются и послевоенные захоронения, которых не так уж и много.

Раз за разом, проходя от памятника к памятнику, мы словно погружались в прошлое и все яснее были видны присутствия здесь вандалов: некоторые курганы были раскопаны, у других имелись шурфы. Так же это коснулось и татарских могил, одна из которых была наполовину раскопана, у других повалены памятники. Позже, по приезду домой, я прочитал в статьях из интернета, что вандалы здесь «работали» в 2011 году. Наконец, после двух часов исследования, мы добрались до первых рядов мизара. Конечно, надписи на этих памятниках были трудноразличимы, но на одном мы смогли разглядеть 1826 год. Приблизительно в это же время возник мизар возле деревни Гирины, недалеко от Мяделя, города, который после строительства мечети во второй половине XIX века, стал духовным центром белорусских татар на севере страны. Позднее его сменил город Докшицы, когда мядельская мечеть была разрушена. Меня очень интересовал вопрос возникновения Каролинского мизара. Конечно, информации об этом месте практически нет, но все же удалось выяснить одну очень, на мой взгляд, интересную историю его появления.

В 1857 году из района деревни Камено, которая находится недалеко от урочища, о чем я уже упоминал, была организована графом К. Тышкевичем краеведческая экспедиция по реке Вилии, одним из результатов которой стала книга «Вилия и её берега», написанная графом Константином Тышкевичем и увидевшая мир спустя три года после его смерти.Целью экспедиции было обозначение населенных пунктов, находящихся у реки, изучение ландшафта, речных глубин, запись народных легенд, песен, сказок. За год до ее начала К. Тышкевич начинает постройку речных судов, на которых он и его спутники собирались пройти по реке. Строили их в Логойске, где было поместье Тышкевичей и к месту начала экспедиции тянули волоком. Головное судно имело название «Мария», на нем же был изображен герб рода Тышкевичей. Вместе с ним в путь отправлялись «Выгода», «Адъютант» и еще два вспомогательных судна не имевших названия. Однако перед отправкой выявились прощеты в строительстве флотилии. «Мария» села на мель и вместе с ней не выдержала первого испытания «Выгода». Пан Снежко, владелец одного из местных имений, предоставил два своих судна взамен пострадавших. Вот как описывает граф этот момент в своей книге «Вилия и её берега»:

«С моей флотилией все произошло не так, как я планировал. Главное мое судно строилось с острым дном, было предназначенно для глубокой воды, хоть меня и предупреждали, что по мелководной Вилии на нем я не смогу плыть. Третье судно, предназначенное под кухню и для прислуги, при его перевозке к берегу на колесах было повреждено настолько, что при спуске на воду сразу стало ясно, что оно этого путешествия не выдержит. Живущий близ деревни Камень уважаемый пан Снежко, который понимал смысл моей работы, с самого начала интересовавшийся моей экспедицией - в этот трудный момент протянул мне свою руку помощи, жертвуя на место поврежденного судна свою лайбу. С большой благодарностью я принял оказанную мне помощь. А когда оказалось, что судно, отданное господином Снежко, могло поместить не только кухню и наше снаряжение, но и всю нашу кладовую, и на нем оставалось еще много свободного места, то сразу три моих судна я заменил на данную лайбу, что намного сократило количество людей, необходимых для управления суднами. Я старался побыстрее приготовить лайбу к ее новой роли, так как мне очень хотелось двигаться дальше».

5 июня 1857 года экспедиция двинулась в путь. Стоит так же отметить, что были созданы две команды: первая шла на судах по реке, а вторая – по берегу, проводя археологические раскопки, собирая легенды, песни, сказки и прочее историко - культурное наследие. Весь собираемый материал на протяжении четырех месяцев, был сдан в библиотеку Виленского научного сообщества.

В книге К. Тышкевича упоминается урочище Каролин и легенда, повествующая нам о появлении мизара:

«Напротив устья Двиносы, на правом берегу Вилии, расположена деревня Стахи. Идя от нее правым берегом реки, проходя различные повороты, которыми река здесь извивается среди цветущих лугов, приходим на татарский могильник. Недалеко от берега на небольшой возвышенности видим собрание курганов, имеющих все черты дохристианских могил. Мне очень хотелось заняться здесь археологическими раскопками, но все же раскапывать их я не осмелился, так как они находятся в большом религиозном почитании у местных татар, поселившихся в этих окрестностях. До сих пор все местные татары хоронятся в этом очаровательном уголке нашей земли. Существует предание, что здесь был похоронен какой-то татарский хан, взятый в плен литовским князем Витовтом. Местные жители рассказывали мне, что татары имеют привилей на это место, данный якобы некоторым из литовских князей. Долгиновские татары, вызванные мной, не могли мне ничего по этому вопросу пояснить, отсылая меня к своему мулле, живущему в Кривичах. Не удовлетворенный их ответом, послал я свои вопросы их мулле, на что мне татарский священник ответил, что никаких особых привилеев на это место татары не имеют. Таким объяснением татарского муллы мне пришлось удовлетвориться».

На протяжении более ста лет Каролинский мизар занимал значительное место в жизни белоруских татар севера страны. Постепенно, ввиду различного рода процессов, происходящих на территории Беларуси, он стал утрачивать свое значение. Трагические события Первой Мировой, советско-польской войн, Февральской и Октябрьской революций, Великой Отечественной войны, заставляли одних уходить из родных мест, а других затягивали в свой кровавый водоворот. Еще во второй половине прошлого века там проходили съезды, но уже сегодня он заброшен. Последнее захоронение было сделано в 1980 году.

Посередине урочища стоит высохший вековой дуб. Он, курганы и мизар словно застыли во времени, каждый в своем, но в целом создавая чарующую атмосферу. Мне кажется, что Каролин так и не открыл своей главной тайны, очертания которой видны очень расплывчато. Мизар невольно стал её хранителем. Может и не стоит этого делать, ведь точку в истории поставило само время, в котором что-то должно жить, а что-то должно забыться, дав место новому...


Комментарии (8)
2017-05-13-09-45-32 имран
Я там был проездом, красивые места. Вилия прекрасная река
2017-05-05-09-36-02 Ahmad
So interesting to read about muslims in other countries...
2017-05-04-15-22-19 Абрагам
Спасибо за статью!
Всегда приятно читать про наследие мусульман!
2017-05-04-14-04-12 Семён
Хочу туда съездить!
2017-05-04-13-37-18 Артур
Сгодится!
2017-05-04-13-36-47 Сергей
Замечательно! Развернуто и красиво!
2017-05-04-13-31-50 Василий
Много грамматических ошибок!
2017-05-04-13-30-42 Александр Ш.
Очень интересная статья!
Ваше имя:
E-mail:
Комментарий:
Главная Новости Статьи О нас Сотрудничество Хутбы

Разработчик: Сергей Мискевич, Минск, 2017